Сетевой журнал «1984»
Проект Издательства А. С. Акчурина
     
Рубрики / Камера Обскура / Пушкин и Маяковский /
Цитата:
Дважды в этот год я был на грани гибели. 1 января в Питере мою машину обстреляла группа царских офицеров. Пуля скользнула по руке оказавшегося рядом швейцарского коммуниста Платтена, которой тот пригнул мою голову. 30 августа в меня стреляла Каплан. Две пули засели возле сердца. Чудом остался жив. И снова — в действии. Снова рублю воздух ребром правой ладони, то подчёркивая свою мысль, то тут же её опровергая.

Поиск:
 

Что новенького?
Новые статьи через RSS
Иван Понырёв   26 апреля 2006
Пушкин и Маяковский

Много лет назад я со своим другом, поэтом Александром Рюхиным, ехал по Тверской улице за город, в кузове грузовика. Перед этим у нас состоялся тяжёлый разговор о мироустройстве. Саша был расстроен. Когда мы подъехали к памятнику Пушкину, Саша выпрямился в полный рост и, балансируя (грузовик подпрыгивал на ухабах), рубанул кулаком воздух — словно хотел напасть на поэта. Он как будто хотел в сердцах спросить у кого-то, почему это Пушкиным ставят памятники на Тверской, а ему, Рюхину, в голове у которого центр такой огромной и прекрасной Вселенной — суждено забвение.

С тех пор прошло много лет — и вот я вновь на Пушкинской площади. На шее у меня — цифровой фотоаппарат. Жизнь сильно переменилась — но в общем, стала не безумнее той, что была во времена нашей юности. Когда-то я знал шизофреника, который мог неожиданно, обращаясь сам к себе, произнести: «Нас уже легион!», или какое-нибудь слово на никому не ведомом языке — всё это подсказывали ему внутренние голоса. Отчего-то теперь пошла мода подобные изречения причудливыми шрифтами печатать на полотнах невероятных размеров и вешать на всех домах. Ничего: всякое видали, и это пройдёт. Печальный Пушкин стоял всё там же, на постаменте его памятника были те же стихи — прекрасные, как и всё, что он сотворил. Я снял заглушку с объектива и сделал кадр. Потом я прошёлся немного в ту сторону, куда когда-то ехал в кузове грузовика, и увидал новый памятник.



И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал…



Отечество славлю, которое есть,
но трижды — которое будет!..



Версия для печати


Комментарии:

26.04.06 14:01 Арт. Белевич, глав. редактор:
Жаль, Петя Пустота не дожил — он-то всё это несколько иначе видел.

26.04.06 14:27 Иван Понырёв, сотрудник:
А что с Петей? Он что, умер? Я-то думал, что он в Монголии...

26.04.06 14:54 Арт. Белевич, глав. редактор:
Насколько я знаю, Пустота покинул мир, созданный Котовским, лет эдак десять назад.

26.04.06 18:47 Иван Понырёв, сотрудник:
Как-как? Петя покинул мир, созданный Котовским? По-Вашему, наш мир создал Григорий Котовский?! Если так, то..... Вам, гражданин, самое место в лечебнице для душевнобольных! Впрочем, извините, если я Вас не так понял.

Наш мир создал БОГ. Иначе, откуда же в нас категорические императивы?

26.04.06 21:32 В. И. Ленин, сотрудник:
Так-так… Похоже, Иванушку опять зарубает. Пора звать Стравинского…

27.04.06 01:09 Агент Смит, сотрудник:
Наш мир создал БОГ.
Дружно не забываем, что мы живём в Матрице и Архитектор - наш БОГ.

Добавить комментарий:

Имя:

Пароль (только для зарегистрированных):

Текст:

e-mail:
© Белевич А. В., 2006–2017